Тематические рубрики
Проект

О ходе выполнения проекта в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы" (открыть).

Система Orphus
Борис Докторов. Биографические интервью с коллегами-социологами


«Бесполезно спорить о том, существует ли магия или она – лишь социокультурный миф»


      Интервью с
Владимиром Серафимовичем
Свечниковым

(IV поколение)


Свечников Владимир Серафимович, окончил факультет электрификации Саратовского института механизации сельского хозяйства в (1971 г.), кандидат технических наук (1978 г.), доктор социологических наук (2004 г.), профессор кафедры «Природная и техносферная безопасность» СГТУ. Основные области научного интереса: социальное конструирование виртуальных реальностей;   искусствоведческие и культурологические проблемы исследования жанра ментальной магии; проблемы культуры безопасности жизнедеятельности. Интервью состоялось: январь - февраль 2017 г.



С первой публикации проведенных интервью, в начале 2005 года,  я предваряю их сопроводительным текстом. Первые «вводки» были короткими, несколько строк, материалы печатались в социологических журналах, и следовало думать о вечной ограниченности журнального пространства. Но на рубеже 2014-2015 годов я стал активно размещать новые интервью непосредственно в Интернете, на странице  http://www.socioprognoz.ru/index.php?page_id=207. Появилась свобода от пространственных рамок, и пришло понимание вводок как «зоны свободы»; пиши, сколько и что считаешь нужным. Это было два года назад, в феврале 2015 года, и та беседа открывала девятый десяток завершенных биографических воспоминаний (http://www.socioprognoz.ru/index.php?page_id=128&ret=207&id=127).

Сейчас заканчивается февраль 2017 года, и беседа с Владимиром Серафимовичем Свечниковым является №146-й. Многое уже видено, множество путей в социологию открылось, но все равно постоянно ждешь что-то новое, что обогащало бы понимание путей развития нашей науки. И вот подобное произошло.

Пространство жизни Владимира Свечнина (1949 г.р) – весьма замкнутое в сравнении с географией перемещений многих представителей его IV социологического поколения, не говоря о более молодых, постперестроечных когортах российского профессионального сообщества. Он родился в Саратове, закончил там школу, Саратовский институт механизации сельского хозяйства, живет сейчас там и работает в должности профессора кафедры «Природной и техносферной безопасности» Саратовского государственного технического университета. Конечно, он побывал в разных местах России, видел ряд стран, но это – производная его уникальной жизненной истории, в которой социология – важный «узел» жизни, но не развития его научной карьеры.

Сама же эта траектория его жизни может быть кратко описана так: школа и, вдруг, увлечение фокусами; поступление в технический вуз как акт уважения к просьбам родителей, для него желательным было цирковое училище; получение «красного диплома» и активная самодеятельность в качестве иллюзиониста; аспирантура по энергетике и успешное выступление на Всероссийском конкурсе артистов эстрады; подготовке к защите диссертации на Ученом Совете Московского энергетического института и неожиданное знакомство с книгой Дейла Карнеги «Умение приобретать друзей и оказывать влияние на людей»; увлечение психологией и получение высшего психологического образования; осознание необходимости подготовки докторской диссертации и стремление рассмотреть и обобщить в ней знание о природе иллюзионного представления и восприятия фокусов людьми; осознание «закрытости» мира фокусников, магов, иллюзионистов для внешнего наблюдателя, аналитика, даже – при включенном наблюдении. И вот – подготовка и защита диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук по теме: «Манипулятивные практики в социальном конструировании реальностей». Защита состоялась в марте 2004 года в Саратове. Внешний отзыв был подготовлен в «Левада-Центре» и подписан Ю. А. Левадой и А. Г. Левинсоном, в качестве официальных оппонентов выступали профессора Э. М. Андреев,  Л. Г. Ионин и С. В. Климова.

По сути, это и все, траектория движения Свечникова в социологию – короткая и имеет весьма необычную форму - «петля». Он быстро вошел в социологию, достиг определенного пика – подготовка и защита докторской может трактоваться как своего рода вершина? – и вышел из социологии. Вот выдержки из финальной части нашего интервью: «После защиты диссертации, как и до защиты, я продолжал работать на кафедре Природной и техносферной безопасности. Читаю курсы по безопасности жизнедеятельности, по культуре безопасности, по эргономике. <…> Под моим руководством соискателем была защищена кандидатская диссертация по специальности «Культурология». Поэтому я последнее время считаю себя больше культурологом, чем социологом. И свои статьи, монографии позиционирую как культурологические. <…> Сейчас я проживаю последние эпизоды в моей карьере университетского преподавателя. Через месяц собираюсь подать заявление об освобождении меня от занимаемой должности профессора.

С некоторой грустью констатирую, что моя работа по социологическому исследованию магии, ее связи с религией, с суевериями, с парапсихологией, до сих пор, насколько мне известно, остается единственной защищенной в России докторской диссертацией по такой тематике.

И закончу эту вводную часть неофициальным отзывом на автореферат Свечникова, написанным В.Э. Шляпентохом. Это мое решение продиктовано не только тем, что текст напрямую относится к социологической деятельности моего собеседника, но и стремлением сохранить для истории документ одного из первых советских социологов и человека, с которым мы много лет говорили по телефону о социологии, о делах в России и о наших общих друзьях. Почти никого из которых не осталось...

Отзыв на автореферат докторской диссертации Владимира Свечникова

МАНИПУЛЯТИВНЫЕ   ПРАКТИКИ  В  СОЦИАЛЬНОМ   КОНСТРУИРОВАНИИ РЕАЛЬНОСТЕЙ

 

Владимир Свечников предпринял попытку сделать  вклад в три области социальных исследований: социологию магии как сферы деятельности, роль магии в массовом сознании и проблемы манипулирования массовым мнением.  Первый вклад бесспорный и весьма интересный, здесь автор является  монополистом, может быть, в мире, второй - примечательный и подтверждает исследования  других авторов о  важной тенденции в современной России, и третий  - почти сенсационный, стимулирующий дискуссии о самых главных философских и социологических проблемах жизни. И, добавлю, каждую часть реферата я, который уже давно привык  просматривать диссертационные тексты и книги весьма уважаемых в Америке и России авторов  «по диагонали»,  читал с огромным интеллектуальным интересом, не пропуская ни одной строчки.

Автор сразу же завоевал мое доверие своим научным уровнем и эрудицией, хотя он явно переборщил с цитированием всевозможных имен, объединяя  ученых и неученых всех времен и народов, имеющих  и мало общего друг с другом, и очень разного уровня – от крайне низкого до весьма высокого  (смешно, например,  видеть Шинкарука в соседстве с Расселом или Павла Гуревича с Малиновским).

Но, конечно, необычное рвение автора слиться с  мировой культурой и наукой  куда более приятное явление, чем дремучий  научный провинциализм, когда  ученый, американский или российский, оперирует  только произведениями авторов, ему лично знакомых, принадлежащих к его клике,  и называет несколько иностранных имен для порядка.

Первый вклад автора – исследования социальной магии  в самых разных направлениях – от манипулятивной техники до взглядов самих магов на разные проблемы, в частности на религию. Эффект исследования магии и магов ученым, который был сам участником  этой сферы деятельности, воистину  потрясающий. Представьте себе, что диссертацию о колхозниках или фермерах написали бы сами крестьяне, а исследование о мафиозниках – отменный преступник! Насколько качественнее были бы эти исследования по сравнению с теми, которые были изготовлены людьми, изучавшими соответствующие группы населения со стороны. Я думаю, что работа Свечникова, это редчайший  пример того, как активный (а не искусственный наблюдатель, использующий  сомнительный метод «включенного наблюдения») участник  социально значимой сферы деятельности  оказался в то же время профессиональным социологом высокого уровня, решивший глубинно исследовать важную сферу общественной жизни. Не сомневаюсь, что работа Свечникова войдет как классическое исследование в учебники по методологии социологии.

Второй вклад диссертанта интересен данными об огромном распространении веры в магию, а также во всевозможные чудеса в российском обществе. «В конце восьмидесятых годов прошлого века в России возникает, не прекращающийся и по сей день бум…» - пишет автор.

Но, конечно, наиболее впечатляющими являются необычайно смелые попытки автора рассмотреть общество сквозь призму магии. Мне трудно удержаться от преувеличений, но я вынужден отметить, что интеллектуально «магическая перспектива» столь же интересна, как и попытка Фрейда избрать секс как  важную перспективу в изучении мира, или стремление Маркса смотреть на мир сквозь призму экономических интересов, или Вени Ерофеева разглядывать мир только через бутылку. Однако, Владимир Свечников со своим «магическим взором», вместе с современными критиками западного общества типа Бурдье,  требует от нас ответа на вопросы о том, насколько суверенно человеческое сознание, возможна ли вообще «честная коммуникация» между людьми, что такое демократия в условиях, когда люди легко манипулируются СМК, и многие другие.

Я не думаю, что у Ученого Совета должны быть даже малейшие сомнения в необходимости присуждения Владимиру Свечникову искомой степени.

Кончу я, однако, на сентиментальной ноте. Важная часть моей жизни связана с Саратовым, с его интенсивной интеллектуальной жизнью в первые пост-сталинские годы и, особенно с моей любимой Саратовской Университетской библиотекой, которой я прошу передать мой привет.

Я рад, что такой яркий человек и ученый как Владимир Свечников живет и работает в Саратове.

 

                                                                                              Владимир Шляпентох

                                                             Профессор Мичиганского Университета



   Текст интервью

к списку