Тематические рубрики
Проект

О ходе выполнения проекта в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы" (открыть).

Система Orphus
Борис Докторов. Биографические интервью с коллегами-социологами


«Хвост шайтана подсёк меня на другом»


      Интервью с
Чеславым Эрастовичем
Сымоновичем

(III поколение)


Сымонович Ч.Э.: окончил исторический факультет ЛГУ (1972 г.), кандидат исторических наук (1975 г.). Рабочий по ремонту и обслуживанию зданий, Городская больница № 33 (СПб). Основные области исследования: история советской деревни второй половины 20 - начала 21 вв., история поколения ровесников Второй мировой войны, история России через анализ её поколений. Интервью состоялось: апрель-сентябрь 2014 г.   



Автобиографические повествования вообще невозможно читать быстро, ведь в них – реальная жизнь конкретного человека. После прочтения первых страниц интервью с Чеславом Эрастовичем Сымоновичем освоение текста идет совсем медленно. Во-первых, содержание каждого нового фрагмента его рассказа требует остановки, соотнесения с тем, что уже им было сказано, а также со своим собственным опытом и/или собственным понимаем жизни.  Во-вторых, местами поражает искренность его описания собственного детства, юности и зрелых лет. В третьих, особость стиля письма Сымоновича, в котором (стиль) проступают и история его родительской семьи, и его литературные пристрастия, и неровности его жизненной траектории.

В истории советской/российской социологии есть примеры ухода социологов в рабочие, иногда – с исследовательской целью, иногда – скорее по социально-личностным причинам. Были возвращения в научные учреждения, были полные отходы от науки. У Сымоновича – все иначе, с 1958 года, а родился он в 1945 году, и до настоящего времени он работал заводах, стройках и в экспедициях. Пожалуй, это и определяет главную специфичность его жизни, и на таком фоне он стал историком и социологом, в 30 лет защитил кандидатскую диссертацию, преподавал, занимался академической наукой. Но либо его взгляды на предмет познания не совпадали со взглядами его руководителей, либо их отношение к миру не устраивало его. Тогда Чеслав уходил в близкий и понятный ему мир рабочих.

В последние годы Сымонович самозабвенно изучает жизнь, сознание «ровесников войны», т.е. того поколения, к которому он сам принадлежит. Я – тоже из этой когорты (на четыре года старше его), тоже – ленинградец, тоже житель центра города, тоже из семьи, в которой, чтобы прожить, надо было сдавать часть жилья. Поэтому читал написанное Чеславом с особым интересом и могу свидетельствовать верность представленной им картины 1950-х – 1970-х.

Прочитав по моей просьбе один из заключительных вариантов текста этого интервью, Анри Кетегат, по собственному опыту знающий многое из рассказанного Чеславом Сымоновичем, написал: «Жизнь не то чтоб исключительная, но и не серийного  производства, к тому же нестандартно описанная». Добавлю к словам Кетегата, что анализ жизненного пути Сымоновича, характер его включенности в науку, стремление понять мотивацию его исследовательской деятельности дает много нового для понимания становления  отечественной социологии.



   Текст интервью

к списку