Тематические рубрики
Проект

О ходе выполнения проекта в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы" (открыть).

Система Orphus
Борис Докторов. Биографические интервью с коллегами-социологами


«Мне самому интересно понять, как получилось, что я стал заниматься социологией»


      Интервью с
Александром Васильевичем Тихоновым

(III поколение)


Тихонов А.В. –  окончил Ленинградскую Лесотехническую академию (1962 г.), доктор социологических наук (2001 г.). Профессор (с 2002 г.). Руководитель Центра социологии управления и социальных технологий ИС РАН (с 2005 г.). Основные области научного интереса: Социология труда, социология управления социальными процессами, методология  и методы  социологических исследований социальных процессов. Интервью состоялось: 2015-2016 гг.



Перечитывая интервью с Александром Васильевичем Тихоновым, а мы  с  ним принадлежим к одному – третьему – социологическому поколению, одной социологической школе – ленинградской, или ядовской, знакомы долгие годы, я поймал себя на мысли о том, как же далеки  от  нас,  сегодняшних, те события, которые он описывает. И дело не только в количестве лет, пробежавших с тех пор, а в том, что происходило это все в другой стране, в  совершенно иной политической и социальной обстановке. Возможно, пройдет еще 5-10 лет, а, может быть, отчасти это время уже и наступило, и будущим читателям придется обращаться к много старшим их коллегам или направленно читать книги и статьи 60-х – 80-х годов, чтобы понять то время. Действительно, как объяснить , почему человека обвиняли в антисоветской деятельности за создание лектория под названием «Институт молодого марксиста»? Почему работы Н.И. Бухарина можно было читать лишь в спецхране (что это такое?)? Почему в своих воспоминаниях человек соотносит исключение из рядов КПСС с заключением в тюрьму? И так далее. То, что нам было тогда понятно без слов, по умолчанию, пришлось  бы долго объяснять. Но  поймут ли ? Как дальтонику объяснишь, что красная ягода очень заметна на фоне зеленых листьев? 

Говоря о 70-х, Тихонов вспоминает об очень сильном молодом коллективе социологов, который объединил вокруг себя Овсей Ирмович Шкаратан. Цитирую: «В лаборатории тогда он собрал много замечательных людей. Не могу не перечислить. Это: А. Алексеев, А. Баранов, Ю. Щёголев, М. Борщевский, А. Вейхер, В. Петров, Г. Старовойтова, М. Алесина, С. Розет».

Как в дальнейшем сложилась жизнь этих десяти человек?

Шкаратан вскоре вынужден был уехать из Ленинграда в Москву. Рано умерший Сергей Розет, физик, философ, социолог, поэт – первым в этой команде ушел работать на завод и лишь тогда ощутил  чувство внутренней свободы. За ним ушли Юрий Щеголев и Андрей Алексеев. Щеголев – физик с очень интересными идеями о связи физических и социальных законов, многие годы до пенсии проработал в котельной и в науку не вернулся. Алексеев отработал семь лет на заводе станочником, прошел через исключение из КПСС и восстановление в ее рядах, испытывал давление со стороны КГБ, был «прорабом перестройки», смог вернуться в социологию с многотомником «Драматическая социология...», содержащим новые методологические идеи и яркие описания наблюдавшихся им социальных коллизий. Михаил Борщевский, лидер, генератор интересных идей по  социологии  города, эмигрировал в Англию. О трагической судьбе Галины Старовойтовой не надо рассказывать. Недавно скончавшийся социальный психолог и социолог-урбанист Альберт Баранов  был членом первого состава Ленинградского Законодательного собрания и сыграл заметную роль в процессе возвращения городу его исторического имени; долгие годы писал заветную книгу макросоциологического содержания; но  так и не смог ее завершить... Валерий Петров, защитив в 26 лет кандидатскую диссертацию, вскоре погиб в автомобильной катастрофе. Через очень непросто жизненные обстоятельства пришлось пройти Марии Алесиной и Андрею Вейхеру...

Читая дальше о том, как сложилась жизненная траектория самого Александра Тихонова,  наверное,  подумаете, а справедливо ли сводить историю нашей науки лишь к анализу теоретических конструкций, созданных российскими социологами и собранным ими эмпирическим материалам?   



   Текст интервью

к списку