Тематические рубрики
Проект

О ходе выполнения проекта в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы" (открыть).

Система Orphus
Борис Докторов. Биографические интервью с коллегами-социологами


«Я бы не сказала, что меняются студенты. Меняется – и не в лучшую сторону университет»


      Интервью с
Ольгой Константиновной Крокинской

(IV поколение)


Крокинская О.К., окончила Гуманитарный факультет Новосибирского государственного университета, отделение истории  (1972 г.), доктор социологических наук, профессор кафедры социологии  факультета социальных наук РГПУ им. А.И.Герцена (с 2002 г.).  ­Основные области научного интереса: социология образования, социология культуры,  социология гражданского общества, когнитивная социология, социосемиотика  Интервью состоялось: январь-сентябрь 2015 г.



Конец сентября 2015 года. Двенадцать месяцев назад было завершено лишь немногим более 80 интервью с российскими социологами, и далекой мечтой казалось достижение сотни интервью. Сейчас их – 133 в галерее книги «Интервью с коллегами-социологами» и еще несколько закончено, но пока не размещено на сайте. Однако, заметное количественное приращение биографической информации – не главный итог проделанной за год работы. Пару месяцев назад я задумал сворачивать процесс интервьюирования, уже тогда переход от накопления данных к их анализу представлялся оправданным. Сейчас в таком решении вообще не приходится сомневаться.

Отмечу, не организационные моменты детерминировали мое решение о завершении процесса интервьюирования (хотя и они учитывались), но методологические. Такое решение базировалось на концепции «матрицы событий», или «событийного каркаса», которые строятся на основе изучения биографий социологов.

По своей природе «матрица», или «каркас», это особого рода знаковые модели для описания пространства событий, упоминаемых социологами в наших беседах. Пока число проведенных интервью оставалось небольшим, в каждом новым «разговоре» появлялись какие-то новые ситуации, значимые для понимания становления и развития социологии как науки или нашего профессионального сообщества. Так постепенно матрица заполнялась. Но по мере увеличения числа интервью, количество новых, т.е. не встречавшихся раннее в интервью, ситуаций уменьшалась, т.е. в матрице не появлялось новых «клеток». Происходило лишь усиление плотности отдельных зон нашего воображаемого пространства. Имеет смысл говорить о «матрице», или «каркасе», применительно к конкретному поколению, группе последовательных поколений или применительно к всему социологическому сообществу.

«Лабораторно» эта концепция тестировалась мною с середины 2013 года, а впервые я сказал о ней летом 2014 года в дискуссии с Л.А. Козловой при обсуждении итогов десятилетней работы над моим историко-социлогическим проектом. Тогда в моем архиве насчитывалось всего 60 интервью, 56 из которых были с социологами первых четырех поколений, т.е., родившимся не позже 1958 года (Таблица 1). Кроме того, три социолога принадлежали к V поколению и один - к VI когорте. Так что материал для построения матрицы, конструирования каркаса был ограниченным и в количественном, и в качественном отношениях.

К настоящему моменту возможности для построения таких матриц и аналитических операций в рамках описанного модельного пространства принципиально обогатились (Таблица 1). Полсотни представителей V-VII поколений – это интереснейший, богатейший материал для изучения трендов в развитии постсоветской социологии. Это – новая общность, изучение которой позволяет заглянуть в наше будущее и лучше понять прошлое.

Интервью с Ольгой Константиновной Крокинской – социологом IV поколения из Санкт-Петербурга – документ, очень интересный, многоплановый, он – об истории страны, об истории социологии, об истории ее семьи и, конечно же, о ее вхождении в социологию и продолжительном периоде работы в ней. Причем, это не упоминание происходившего, а детальное описание, в котором – как правило – четко обнаруживается авторская позиция. Мы говорили долго, начали 6 января 2015 года и закончили в начале второй декады сентября. Конечно, было несколько перерывов, но в целом же работа шла постоянно. Я не торопил Ольгу, а она каждый раз присылала мне очень развернутые ответы на мои вопросы. Общий объем нашего интервью – 4,5 листа. Это – небольшая книга.

Таблица 1. Структура опрошенных (на конец сентября 2015 года)

Поколение социологов

Годы рождения

Количество интервью

Социально-хронологическое название поколения

2014, июнь

2015, сентябрь

Первое

1923–1934

8

8

«Шестидесятники» (первая волна)

Второе

Конец 1920-х – 1934

12

13

«Шестидесятники» (вторая волна)

Третье

1935–1946

21

27

Военное

Четвертое

1947–1958

15

35

Первое послевоенное

Пятое

1959–1970

3

20

Постоттепельное

Шестое

1971–1982

1

20

Предперестроечное (годы застоя)

Седьмое

1983–1994

0

10

Дети перестройки

Итого

 

60

131

 

Размер текста интервью – немалый, но и не самый выдающийся. В моей практике есть несколько интервью примерно такого размера, есть и более «крупные». Но, можно сказать, что интервью с Крокинской – наиболее исторично. Оно охватывает более продолжительный период времени, чем другие интервью подобного размера. К нему приближается по размеру и по охвату описываемого времени лишь интервью с Ю.Г. Вешнинским, московским социологом архитектуры, представляющим III поколение социологов. Безусловно в процессе будущего анализа собранной информации мне придется множество раз обращаться к его воспоминания, по крайней мере в силу «присутствия» в них нескольких ключевых в истории культуры фигур. Но в целом это интервью – более камерное, менее историко-социологично, чем информация, которой поделилась Ольга Крокинская.

Первичная социализация Ольги прошла в послевоенной Самаре (тогда Куйбышеве), историческое образование она получила в Новосибирском университете, защитив диплом по историко-социологической теме, которую она развивала в опоре на редко использовавшийся в то время (1972 г.) биографический метод. Через два года она стала работать в Ленинграде в Научно-исследовательском институте комплексных социальных исследований (НИИКСИ) – одном из сильнейших в городе социологически центров. В настоящее время Крокинская – доктор социологических наук, профессор кафедры социологии факультета социальных наук Российского государственного университета им. А.И.Герцена (с 20?? г.). ­Таким образом, ее рассказ охватывает многие стороны развития социологии и социологического сообщества в Ленинграде-Петербурге за последние четыре с лишним десятилетия.

Москва представлена в моем архиве наибольшим числом социологов (53 человека), за ней следует Санкт-Петербург (46 человек). Поэтому можно было бы ожидать, что к настоящему времени матрица событий применительно к развитию ленинградско-петербургской социологии должна включать себя многое из происходившего в развитии социологии города и в самом научном (социологическом) сообществе. Так оно и оказалось. Содержание интервью с Ольгой Крокинской в принципе может быть в его значительной части «распределено» между уже существующими клетками матрицы, в частности, все ведущие социологи НИИКСИ, имена которых называл мой собеседник, присутствуют в рассказах раннее опрошенных социологов, в разные годы работавших в этом институте: В.Я. Ельмеева, Я.И. Гилинского, Р.С. Могилевского, Л.В. Пановой, А.А. Русалиновой и Е.Э. Смирновой.

Таким образом, уже первичное рассмотрение материалов интервью с Крокинской подводит нас к уточнению процедуры изучения матрицы событий (или каркаса событий). По-видимому, в будущем целесообразно говорить макроанализе пространства событий, фокусированном на исследовании «плотных», «тяжелых» клеток матрицы, и микроанализе, в центре внимания которого должны быть «легкие», «единичные» события.



   Текст интервью

к списку