Тематические рубрики
Проект

О ходе выполнения проекта в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы" (открыть).

Система Orphus
Борис Докторов. Биографические интервью с коллегами-социологами


«И одним из первых моих слов было: “но!”, что означало “новости”»


      Интервью с
Олегом Романовичем Могилевским

(VII поколение)


Могилевский Олег Романович –  окончил  факультет социологии Санкт-Петербургского Государственного Университета (СПбГУ), (2006 год). кандидат социологических наук (2009 г). FST Biometrics (fstbm.com), менеджер по бизнес-стратегии и аналитике), Тель-Авив, Израиль. 
Основные области научного интереса: Исследования общественного мнения, политические и электоральные процессы в России, Европе, США, технологии и инновации в современном мире. Интервью состоялось: август - сентябрь 2017 г.



Олега Могилевского я знаю очень давно, а его родителей – социологов и полстеров Татьяну Шайдарову и Романа Могилевского, извините за просторечие, еще давнее. Интервью с Могилевским-старшим было проведено на заре моего проекта, в 2005-2006 годах, Олег в то время успешно завершал социологический факультет СПб Университета и специализировался в изучении общественного мнения, но я не помню, чтобы в то время у меня были планы провести интервью с ним. Могилевский-сын – из старшего пласта социологов, которых я отношу к седьмому поколению (это те, кто родился в 1983-1994 годы). К опросу этой когорты я приступил лишь в 2014 году, и Олег – четырнадцатый представитель этой страты.

Вообще говоря, у меня всегда существовал и сохранился до сих пор интерес к биографической литературе (исходно, к «ЖЗЛ»), к жизненным историям людей, иначе я не занимался бы уже свыше 12 лет биографическим интервьюированием. Но все же каждый раз, особенно сейчас, когда массив данных собранной информации значителен и велико желание побыстрее завершить этап интервьюирования, я знаю, в силу каких обстоятельств начинаю интервью с тем или иным из моих коллег. Назову четыре причины моего интереса к биографии Олега Могилевского, которые я не ранжирую по значимости.

Одна из них – Олег родился в Ленинграде и сформировался как социолог в Петербурге, таким образом, беседа с ним вписывается в задачу мониторинга развития социологии в этом городе. Численность опрошенных ленинградских / петербургских респондентов заметно выше полусотни, и в этой группе представлены социологи всех семи поколений. В целом же, созданы предпосылки для детального, многоцелевого анализа истории становления и развития «ленинградской» социологической школы.  

Вторая причина, Олег  Могилевский – потомственный социолог, и беседа с ним является частью уже немалой коллекции интервью с представителями семей, в которых социология как профессия представлена в двух и даже в трех поколениях. В специальной литературе можно найти исследования многопоколенных семей военных, музыкантов, математиков, художников, литераторов, но мне не встречались работы по семьям социологов. В рамках изучения истории российской социологии эта линия может иметь особое значение, так как здесь все развивается на достаточно коротком, обозримом интервале времени, и чрезвычайно интересно наблюдать различие не только в освоении профессии «старшими» и «младшими», а в некоторых случаях и «средними» членами одной семьи, но также за трансформациями социологии и изменениями характера и содержания профессии социолога.

Причина третья, Олег принадлежит к немалой по численности группе ленинградских / петербургских социологов, полстеров, политтехнологов, изучавших общественное мнение населения города. Значимо и то, что Олег – следует в этих исследованиях и в этом бизнесе по пути своих родителей, имеющих большой опыт анализа массовых политических и потребительских установок.

Четвертая причина коренится в моих представлениях об образовании и динамике поколений советских / российских социологов и в стремлении к углублению поколенческо-функционального анализа российского социологического сообщества. Согласно моему предварительному анализу, важнейшей функцией поколения VII, названного «Детьми перестройки», будет «вхождение в глобальное социологическое сообщество» [1].

С одной стороны, проведенные интервью показывают, что подобная «карьерная» готовность, установка присутствует в этой когорте, с другой – я полагаю, мировое сообщество социологов не будет удивлено приходу молодых российских ученых. Какими будут пути россиян, прежде всего, в страны Западной Европы, США и Канаду, но не только? Их много и назову некоторые. Обучение в зарубежных университетах и получение там научных степеней; участие в конкурсах на исследовательские гранты и стажировки в зарубежных университетах и научных центрах, активное поведение в научных форумах и поиск своего места в формальных и неформальных международных научных обществах и сетях, публикации в зарубежных социологических журналах, поиск временной и постоянной работы.

Интервью с Олегом Могилевским обозначает еще один канал: эмиграцию. Окончательно такое решение Олегом – кандидатом наук, имеющим большой теоретический и практический опыт изучения политических кампаний и рынка, а также свободно говорящий по-английски – было принято в 2016 году, и тогда же реализовано. Детали его отъезда в Израиль и первые шаги по вживанию в новую страну и научную среду отражены в интервью, я же приведу полностью ответ Могилевского относительно причин его эмиграции, которые, очевидно, имеют достаточно общее значение.

«И тогда, в 2016 году ты решил эмигрировать? Пожалуйста, остановись на этом моменте обстоятельнее. Дело в том, что, наверное, не ты один из твоего поколения задумывался по этому поводу?

«Не только я один задумывался. Я бы сказал, большинство моих близких знакомых и друзей уже либо живут за пределами России, либо всерьез все чаще рассматривают такую возможности. Это не значит, что все на это решатся, но сам факт говорит о многом.

Что касается себя, то я как-то не могу назвать это эмиграцией в чистом виде. Для меня это прежде всего стремление не увязнуть, не потерять себя, двигаться вперед, искать новые возможности и развиваться.

Что касается пути, который я для себя выбрал, есть две стороны этой истории: одна - карьера. Профессиональный мир в России в тех сферах, что мне интересны а) стал слишком консервативен, б) под влиянием внешних факторов все сильнее изолируется от внешнего мира и, таким образом, лишь провоцирует увеличение интеллектуального, технологического разрыва с ведущими странами мира.

Взять ту же социологию. Мало того, что ее востребованность снижалась на глазах, а допустимость тех или иных результатов все более ставилась под вопрос, так еще и просто с точки зрения методов в то время, как весь мир стремительно пересматривал все основы и ставил технологии на службу собственному прогрессу, в России консервативность, осторожность подходов и взглядов была все очевиднее.

Вторая история – человеческая. Я вырос в другой России, преследующей другие идеалы, стремящейся быть частью современного западного мира, частью Европы. Для меня вопросы свободы (личной, слова, передвижения), верховенства закона – не пустой звук и для меня крайне непросто находиться в среде, которая столь легко от всего этого отказывается. Как отказывается она и от простого желания быть более просвещенной, более интегрированной в глобальный современный мир.

Были и частные события, которые лишь дополнили эту картину, а на самом деле являлись ее прямым следствием – отсутствие свободы слова оффлайн и угроза свободе слова онлайн, Беслан, Украина и сбитый Боинг, убийство Немцова... Их много, но эти крутятся в голове постоянно. Это точки, после которых ты должен делать какой-то выбор, нельзя просто жить дальше.

Все же есть очень простые истины, главная из которых – жизнь одна и в ней хочется хотя бы сделать хоть что-то от себя зависящее, чтобы все было не зря. Понятно, что в России все еще может измениться, но прожить жизнь, в ожидании этого – не то, чего бы мне хотелось. А жить «теорией малых дел» - не про меня. В авторитарной системе нельзя делать вид, что ничего вокруг не происходит. Так не бывает. Это догонит тебя или твоих близких, или детей».

Сказанное – повод задуматься о том, как сложится жизнь, профессиональное развитие представителей социологического поколения, формировавшегося в годы перестройки и становления новой, независимой России.

1.                  Докторов Б. З., Козлова Л. А  Поколенческо-функциональный анализ истории российской социологии: обсуждение // Социология науки и технологий. Том 8.  №3. 2017, с. 114-129 http://www.socioprognoz.ru/hta_9/Publications/rez_doktorov_kozlova.pdf

 

Интервью с О.Р. Могилевским опубликовано в «“Телескопе”: журнале социологических и маркетинговых исследований», 2017, №6.

 



   Текст интервью

к списку