содержание

     

     

Вероника Боде
Борис Докторов

ПОРТРЕТЫ РОССИЙСКИХ СОЦИОЛОГОВ.
ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ РАДИО СВОБОДА

Аудио-текстовая брошюра



О Владимире Ядове. Советская социология начинается с буквы «Я»

Интервью состоялось 14.10.2011 г.

Если Вы не видете изображение, пожалуйста, скачайте flash player с официального сайта Adobe


 Текст в формате pdf (www.socioprognoz.ru/files/File/Doctorov_Svoboda_audio/yadov.pdf)

В.Б.: Планируя сегодняшнюю нашу передачу, я просила профессора Бориса Докторова, давно занимающегося изучением истории социологии, познакомить нас с жизнью и работами одного из самых известных российских социологов – Владимира Александровича Ядова.  Борис, как бы Вы в нескольких словах охарактеризовали сделанное Ядовым для развития социологии?

Б.Д.: Более сорока лет назад я услышал от известного психолога Евгения  Сергеевича Кузьмина: «Советская социология начинается с буквы “Я”». Эти слова о Ядове уже давно перестали восприниматься мною как метафора, в них – правда зарождения и развития постхрущевской российской социологии. Уверен, что со временем творчество Ядова станет предметом целенаправленного анализа теоретиков социологии, историков и методологов науки, культурологов. Ядов – это не только ученый и учитель, это – личность, которой присущи черты русской интеллигенции и в которой неистребим дух шестидесятничества.

А не могли бы столько же компактно рассказать  о жизни Владимира Ядова?

Ядов родился в 1929 году, через 12 лет после Октябрьской революции, и – так получилось, что через каждые двенадцать лет в истории страны происходили крутые переломы, размечающие жизнь всех родившихся в конце 20-х и доживших до нашего времени: 1941 год – война, 1953-ий – смерть Сталина, 1964-65 гг. начало эра Брежнева, через 12 лет перешедшей в  период, называемый «культом, без личности». 1989 год – «пик» перестройки, а через два года завершается двенадцатилетка, начавшаяся в  2001 году.  

Все это вехи общие для биографий тех, кто родился в конце 20-х и дожил до нашего времени, а вот «частности» из жизни Ядова. Приведу фрагменты из нашей с ним беседы, состоявшейся шесть лет назад:

Нам очень повезло. Жизнь моего поколения перенасыщена историей отечества. Не говорю уж о том, что я не мог себе вообразить, что доживу до нового тысячелетия. Я занялся социологией труда во многом потому, что в период исключенности из партии работал токарем-лекальщиком. Но все же я думаю, что именно война заметно повлияла на социологов «первого призыва». Сужу по себе. После восьмого класса я поступил в летную спецшколу, откуда ушел как непригодный к полетам из-за чего-то там в вестибулярном аппарате. А еще испанская война, мальчишки росли будущими солдатами в боях за справедливое дело. Думаю, что одним из импульсов в сторону новой науки было подсознательное чувство ответственности перед павшими.

Понятно, что столь долгая и активная жизнь Ядова вместила в себя множество различных событий, но не могли бы Вы перейти к рассказу о его  главных научных достижениях? 

Деятельность Ядова проверена временем и высоко оценена не только российским, но и международным профессиональным сообществом. Однако ответить на Ваш вопрос нелегко, ибо сделано много и по разным направлениям.. 

Все началось во второй половине 1960-х. Тогда им и Андреем Григорьевичем Здравомысловым было проведено крупное социологическое исследование отношения рабочих к труду и издана книга «Человек и его работа». Она сразу была признана классикой и переведена на многие языки. Исследование показало, что труд – в отличии от заверений партийных идеологов – не превращался в первую жизненную потребность. После одного ядовского доклада член ЦК КПСС академик Митин сказал: «Цифры – это хорошо. Но нам нужны правильные цифры, которые подтверждают нашу теорию!». А этого не было. Книга дала мощный импульс социологическому изучению труда и стимулировала возникновение в стране сети заводских социологических лабораторий.

В 1968 году, по словам Ядова, «родилась в Тарту серенькая, в мягкой обложке» книга «Методология и процедуры социологических исследований». Ядов рассказывал мне:

Живу в маленькой гостинице “Park”, на втором этаже, спускаюсь к завтраку, хозяйка приносит именно мой завтрак и к тому же спрашивает: «Когда Вам принести кофе в номер?»... Утром читаю лекцию, к полудню слушаю аудиозапись, к ночи – текст раздела учебника».

Советской социологии редкостно повезло в том, что первый учебник делался на основе лекций, читавшихся в Эстонии. Там не было столь жесткого идеологического пресса, как в русских регионах Союза. Через пару лет эта книга была переиздана в Москве бóльшим тиражом и стала известной многим.

Третье крупное достижение Ядова – это предложенная им теория иерархии  психологических установок личности. Так случилось, что он не смог продолжить начатые исследования, и сегодня, насколько мне известно, никто не не развивает сделанное им и группой его коллег в 70-х годах. Однако,  думаю,  что через какое-то время социологи и психологи обратятся к тем построениям, ибо социальными науками открыты далеко не все тайны поведения личности.

В целом, к концу 60-х годов Ядовым были заложены основы ряда направлений в развитии советской социологии, и многие задумывавшиеся о профессиональной работе в этой сфере впервые получили возможность реализовать свой замысел, используя его учебник. Период, начинающийся в 70-х и доходящий до наших дней, также оказался в жизни Ядова богатым на дела и достижения. В значительной мере благодаря ему в сложные постперестроечные годы был удержан от развала головной академический институт в Москве и создан ленинградский филиал этого института, открылось множество социологических факультетов и кафедр, начала разрабатываться методология изучения трансформирующейся социальной среды. Несколько лет назад я спрашивал Ядова о том, сколько человек под его руководством защитило кандидатские диссертации. Цифры сейчас не помню точно, но  что-то около ста или более ста.

Ядов – суперзвезда многих формальных и неформальных сетей общения российских социологов. Признание отечественной социологии на Западе в значительной степени базируется на высоком международном авторитете Ядова. Его интерес к новому неисчерпаем, и при этом он не выпускает из поля зрения те области, направления развития социологии, которые он когда-либо сам разрабатывал. Отсюда – его феерическая компетентность и огромное влияние на ключевые аспекты жизни всего российского сообщества социологов.

Ядову уникальным образом удается совместить глубочайшую погруженность в проблемные области науки с откликом на текущие события жизни.  Он – интеллектуал, но в нем  есть нечто от героев Андрея Платонова,  понимающих мир нутром.  С таким талантом можно лишь родиться.    

 

Дополнительные материалы:

Докторов Б. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. [Электронное издание]. М.: ЦСПиМ. 2012. Том 3. Владимир Ядов. Правофланговый, или советская социология начинается с буквы «Я». С. 10-21.

Ядов В.А.: «Мы все – самоучки в социологии». В кн.: Российская социология шестидесятых годов / Под ред. Г.С. Батыгина. М.: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 1999. С. 42-63.

В.А. Ядов: «...Надо по возможности влиять на движение социальных планет...». Часть 1. В кн: Докторов Б. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. [Электронное издание]. Том 2. М.: ЦСПиМ. 2012. С. 183-209; Часть 2. Там же С. 210-33.

Vivat, Ядов! / Сост. Е.Н.Данилова, Л.А.Козлова, П.М.Козырева и др. К 80-летнему юбилею. М., 2009.


содержание


полная версия страницы

©2011. Центр социального прогнозирования и маркетинга (http://www.socioprognoz.ru)