Тематические рубрики
Проект

О ходе выполнения проекта в рамках реализации федеральной целевой программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы" (открыть).

Система Orphus
                                                                                                        К списку публикаций >>


Текст книги

     Гольцендорф Ф.
Общественное мнение.
Перевод Н.О. Бера.
СПб: Изд-во Я.Оровича. 1895

Первый перевод этой книги:
Гольцендорф Ф.
Роль общественного мнения в государственной жизни.
СПб: 1881

 

Борис Докторов

Еще раз о современной книге по общественному мнению, которой 130 лет

Речь снова пойдет о российской судьбе опубликованной в 1880 году в Мюнхене книге немецкого криминолога Франца фон Гольцендорфа (Franz von Holtzendorff, 1829-1889) “Wesen und Werk der offentlichen Meinung”. В моей недавней заметке [1] сообщалось, что в 1881 году эта книга была переведена на русский язык и вышла под названием «Роль общественного мнения в государственной жизни» [2]. Далее отмечалось, что в 1895 увидел свет ее второй перевод, озаглавленный «Общественное мнение»[3]; он переиздавался в 1896 и 1899 годах. Поводом для той заметки было размещение издания 1881 года в интернете, данная заметка – реакция на появление в сети книги 1895 года.

Краткая биографическая информация о Гольцендорфе, а также об авторе первого перевода Н.Ф. Анненском и издателе русской версии книги Ф.Ф. Павленкове приведена в названной заметке [1]. Сейчас представлю тех, чьими усилиями было сделано 2-е издание книги Гольцендорфа.

Переводчик – Н.О. Бер; возможно, это Николай Осипович Бер (1866- ), имевший юридическое образование и одно время служивший в Сенате. Можно допустить, что именно он был редактором перевода книги французского историка и юриста Эсмена Адемара «Общие основания конституционного права», вышедшей двумя изданиями на рубеже 19 – 20 веков.

Об издателе «Общественного мнения», Я. Оровиче известно больше; это – Яков Абрамович Канторович (1859 - 1925), адвокат и издатель; Я. Орович – один из его псевдонимов. Канторович закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, был присяжным поверенным Санкт-Петербургской судебной палаты. С середины 90-х годов он целиком переключился на литературную работу, издал ряд юридических исследований научно-исторического характера. Был редактором-издателем журналов «Судебное Обозрение», «Вестник Сенатской практики» и «Вестник законодательства и циркулярных распоряжений». Незадолго до смерти им были подготовлены две книги «Хозяйственная система СССР» и «Основные проблемы гражданского права». В одном из некрологов на смерть Канторовича отмечалось, что он являлся одним из активнейших авторов по вопросам советского права, соединявших прекрасную эрудицию со знанием практических нужд эпохи [4].

К сожалению, в книге 1895 года нет введения или предисловия Канторовича, объясняющих причины, в силу которых он решил издать ее в новом переводе. Но, возможно, такое развитие событий было непроизвольно намечено, задано заключительными словами Предуведомления Н.Ф. Анненского к изданию 1881 года: «Мы позволили себе сделать в переводе некоторые сокращения, отнюдь, впрочем, не искажающие смысла подлинника. Сокращения эти относятся преимущественно к двум последним главам сочинения: жалобы на опасности от «чрезмерного влияния» ежедневной прессы на государственную жизнь в книге, адресованной к русской публике, были бы уж слишком похожи на иронию»[2].

Даже беглое сопоставление переводов книги Гольцендорфа 1881 и 1895 годов заставляет предположить, что сделанные Анненским сокращения – скорее всего, вынужденные – все же не передают адекватно смысл оригинала. Проиллюстрирую сказанное одним примером.

На страницах 90-92 издания 1895 года читаем следующее:

«Так как в большинстве европейских государств главное внимание обращается на приобретение литературных и эстетическое знаний или специальных сведений, необходимых для той или иной профессии, а образованию научно-политическому придается лишь второстепенное значение, то ничего удивительного нет в том, что на прессе отражается характер образования лиц, ею руководящих. Резко выраженная тенденциозность, стремление к формулированию отвлеченных принципов и обобщений, претендующих на абсолютную истинность, с одной стороны, и специальные, односторонние взгляды, сложившиеся на почве профессионального образования, с другой; вот особенности, характеризующие направление современной прессы. Стремление к формулированию политического вероучения со временем передается и таким лицам, которые лишены чувства внутренней духовной самостоятельности и не свободны от господствующей в обществе подражательности. При таких условиях обмен мнениями между газетами различных партий остается без результатов. О том, чтобы придти к определенным выводам на почве фактических доказательств, никто не думает. Победителем в газетной полемике признает себя тот орган, который путем указания логической непоследовательности и противоречий в статьях противника, путем инсинуаций и очернения его характера и намерений, сумеет нанести ему наиболее глубокие раны.

Духовная самостоятельность толпы никогда не была значительна. Благодаря современному развитию прессы, она в настоящее время еще более уменьшилась. Главнейшие течения политической жизни не остаются без представителей в лице органов печати; но самостоятельное индивидуальное мнение, не имеющее ничего общего с доктринами господствующих политических партий, лишь с величайшим трудом может проникнуть в прессу.

Таким образом, теряется столь важное для развития общественного мнения взаимодействие между индивидуальными мнениями и мнением народа. Нельзя также ожидать у того, чтобы излишества партийной прессы встречали своевременно противодействие со стороны общественного мнения. Пресса, распространяющая свою критику решительно на все, очень чувствительна, если наряду с благодеяниями, ею оказываемыми, и с пользой, от нее ожидаемой, указывают и на темные ее стороны. Люди, наиболее знакомые с технической стороной газетной деятельности и не раз прибегавшие к прессе для поражения своих противников, менее других способны подвергнуть неодобрительной критике недостатки ежедневной печати. Они знают силу той вражды, которую бы они навлекли на себя, если бы захотели раскрыть темные стороны журналистики.

Иногда сама пресса идет в разрез с общественным мнением; в таких случаях она далека от сознания необходимости уступить в чем-либо голосу народа, авторитет которого ею всегда прославляется. Не подлежит сомнению, что в цивилизованных государствах общественное мнение относится с неодобрением к объявлениям, оскорбляющим нравственные чувства, вроде тех, которые содержат, например, восхваление темных ростовщических предприятий или одобрение и пропаганду секретных медицинских средств и т. п. И, несмотря на это, те самые газеты, которые всегда готовы произнести строгий нравственный приговор над деятельностью своих политических противников, не колеблясь принимают на свои столбцы оплаченные объявления, которые всеми признаются безнравственными. По их мнению, такой образ действий извинителен, потому что принят повсеместно. Само собой разумеется, что в каждой стране существуют в этом отношении весьма почтенные исключения.

Вместе с тем нельзя не заметить, что сила общественного мнению в отношении партийной прессы далеко не одинакова в Англии и в континентальных государствах Европы».

А теперь приведу фрагмент всего этого текста в том виде, как он представлен в переводе 1881 года (с. 108):

«Так как в большой части европейских государств на научно-политические знания обращается меньшее внимание, чем на чисто литературное, эстетическое образование или на приобретение специальных сведений, необходимых для той или другой профессии, то нет ничего удивительного, что и на прессе отражается склад образования лиц, ею руководящих. С одной стороны, мы встречаем рядом с резкой тенденциозностью, преобладание общих отвлеченных принципов, стремление к формулированию учений, претендующих на безусловную непогрешимость, с другой – узкие, специальные воззрения, стоящие на частно-правовой почве».

В заметке [1] рассматривались обстоятельства, позволившие назвать книгу Гольцендорфа со 130-летней историей современной. Сопоставление текстов двух переводов дает возможность считать ее даже более современной, чем это представлялось раньше. Могу допустить, что даже сегодняшним переводчикам на русский язык и издателям этой книги было бы сложно воздержаться от купюр, которые делались в 1881 году.

Хочется надеяться, что появление двух переводов книги Франца фон Гольцендорфа на сайте Центра социального прогнозирования и маркетинга привлечет к ней внимание действующих российских полстеров и социологов, а также студентов и молодых ученых, ориентирующихся на разработку теоретических и прикладных проблем общественного мнения.

Сразу укажу и два направления историко-социологических поисков.

Первое: внимательное, систематическое сопоставление переводов 1881 и 1895 годов между собою и, по-возможности, с оригинальным текстом (на немецком языке). Движение по этому пути может привести к интересным науковедческим выводам. Надо разгадать, чем руководствовались Аненский и Павленков при сокращении текста Гольцендорфа.

Второе: сопоставление содержания книги Гольцендорфа с построениями и выводами, изложенными в известной книге В.А.Кузьмичева по общественному мнению, опубликованной более восьмидесяти лет назад [5].

Замечу, работу Кузьмичева достаточно часто цитируют или просто указывают в различных библиографиях, её включают в списки литературы для студентов, изучающих социологию. Однако о самом авторе известно крайне мало. В результате поиска в интернете удалось узнать, что личный фонд Владимира Александровича Кузьмичева (1903-1994) хранится в Центре документации новейшей истории Томской области (ЦДНИ ТО) [6]; обращение в Центр позволило получить базовую информацию о нем. В 1924 году В.А. Кузьмичев закончил Коммунистический институт журналистики в Москве, он был автором книг по социологии и теории журналистики; в 1925-1939 годах сотрудничал со многими газетами, в 1949-1963 годах был редактором Томской областной газеты «Красное знамя», преподавал на кафедре советской литературы Томского государственного университета (1969-1971), был членом Союза журналистов СССР и членом Советской социологической ассоциации АН СССР, ветераном Великой Отечественной войны. В архиве хранятся некоторые личные документы Кузьмичева, рукописные и опубликованные материалы.

Я благодарю тюменского социолога, доцента Шамиля Фарахутдинова за помощь в получении информации от ЦДНИ ТО.

Литература

1. Докторов Б. О современной книжке по общественному мнению, которой уже 130 лет (URL: http://www.socioprognoz.ru/publ.html?id=318).

2. Гольцендорф Ф. Роль общественного мнения в государственной жизни. Спб.: Ф.Павленков, 1881 (URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2013/golcendorff.pdf).

3. Гольцендорф Ф. Общественное мнение. СПб.: Я.Орович. 1895; изд. 2-е, 1896; изд. 3-е, 1899.

4. Люблинский П. Я. А. Канторович. Некролог (URL: http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1135252) .

5. Кузьмичев В.А. Организация общественного мнения. Печатная агитация. – М.-Л.: Государственное издательство. 1929.

6. Кузьмичев Владимир Александрович. Личный фонд (URL: http://cdnito.tomsk.ru/kuzmichev-vladimir-aleksandrovich-lichnyj-fond.htm) .




Рубрики:
История социологии



Ключевые слова: Социология 1900-1930 гг. |


ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ НА ЭТУ ТЕМУ:

Гольцендорф Ф.
Роль общественного мнения в государственной жизни. Перевод П.Ф.Анненского. СПб: Изд-во Ф. Павленкова, 1881
РЕТРОСПЕКТИВА

Кареев Н. И.
Введение в изучение социологии

Приклонский И,И.
Возвращение падших девушек к честной трудовой жизни и деятельности. М. Убежища св. Марии Магдолины. 1900

де-Роберти Е.
Социология

Прибылев А. В.
Молодежь на рубеже 70-ых и 80-ых годов. Второе издание